Previous Entry Share Next Entry
По Венеции с Бродским
НЮ
cicerone2007
Не скрою, наше первое знакомство с Венецией было как бы скорректировано Бродским. Начиная от выбора времени года:
«Зима – абстрактное время года: бедное красками, даже в Италии, и щедрое на императивы холода и короткого светового дня. Эти вещи настраивают глаз на внешний мир с энергией большей, чем у электрической лапочки, которая снабжает тебя по вечерам чертами лица. Если это время года и не всегда усмиряет нервы, то оно подчиняет их инстинктам: красота при низких температурах – настоящая красота» /с.182-183/

Венецианское утро



Два ресторанчика, где он любил бывать, нам тоже очень понравились.
А после четырех прощаний с Венецией рука по вечерам время от времени непроизвольно тянется к маленькой книжке с его эссе «Fondamenta degli Incurabili»:
«На закате все города прекрасны, но некоторые прекраснее. Рельефы становятся мягче, колонны круглее, капители кудрявее, карнизы четче, шпили тверже, ниши глубже, одежды апостолов складчатей, ангелы невесомей.

Набережная неисцелимых

На улицах темнеет, но еще не кончился день для набережных и того гигантского жидкого зеркала, где моторки, катера, гондолы, шлюпки и барки, как раскиданная старая обувь, ревностно топчут барочные и готические фасады, не щадя ни твоего лица, ни мимолетного облака.

На закате

«Изобрази», — шепчет зимний свет, налетев на кирпичную стену больницы или вернувшись в родной рай фронтона Сан-Закариа после долгого космического перелета. И ты чувствуешь усталость этого света, отдыхающего в мраморных раковинах Закариа час-другой, пока земля подставляет светилу другую щеку.

Сан-Дзаккария

Таков зимний свет в чистом виде. Ни тепла, ни энергии он не несет, растеряв их где-то во вселенной или в соседних тучах. Единственное желание его частиц — достичь предмета, большого ли, малого, и сделать его видимым. Это частный свет, свет Джорджоне или Беллини, а не Тьеполо или Тинторетто. И город нежится в нем, наслаждаясь его касаниями, лаской бесконечности, откуда он явился» /с.208-209/

Вечерний свет

Перечитывая Бродского, вспоминаешь о фантастических существах, живущих не только на фасадах дворцов, но и украшающих многочисленные церкви.
«Предмет этот может оказаться маленьким чудовищем, с головой льва и туловищем дельфина. Второе будет выгибаться, первая точить клыки. Он может украшать вход или просто вылезать из стены без всякой видимой цели, отсутствие которой делает его странно привычным. При определенной специальности и в определенном возрасте нет ничего привычнее, чем не иметь цели. Как и путать черты и свойства двух или более существ и, конечно, их род.

Венецианский рельеф

В общем, все эти бредовые существа — драконы, горгульи, василиски, женогрудые сфинксы, крылатые львы, церберы, минотавры, кентавры, химеры, — пришедшие к нам из мифологии (заслужившей звание классического сюрреализма), суть наши автопортреты, в том смысле, что в них выражается генетическая память вида об эволюции. Неудивительно их изобилие здесь, в этом городе, всплывшем из воды. При этом ничего фрейдистского, под- или бессознательного в них нет. Учитывая природу человеческой реальности, толкования снов есть тавтология, оправданная в лучшем случае соотношением дневного света и темноты» /с.209/

Венецианская маска

«На светлой стороне, конечно, множество львов: крылатых, с книгой, раскрытой на «Мир тебе, св. Марк», или же с нормальной кошачьей внешностью. Крылатые, строго говоря, тоже относятся к категории чудовищ. Правда, из-за своих занятий я всегда рассматривал их как более резвую и образованную разновидность Пегаса, который летать, конечно, может, но чье умение читать более сомнительно. Во всяком случае, лапой листать страницы удобнее, чем копытом. В этом городе львы на каждом углу, и с годами я невольно включился в почитание этого тотема, даже поместив одного из них на обложку одной моей книги: то есть на то, что в моей специальности точнее всего соответствует фасаду.

Лев над Арсеналом

Но они все равно чудовища, хотя бы потому, что рождены воображением города, даже в зените морской мощи не контролировавшего ни одной территории, где бы это животное водилось, пусть и в бескрылом состоянии<…> Их экзотичность — лучше сказать: их небывалость — и развязала фантазию древних, позволив приписывать этим зверям различные потусторонние свойства, в том числе и общение с Божеством. Так что не совсем нелепо сажать зверя на венецианские фасады в неправдоподобной роли стража вечного упокоения св. Марка; если не церковь, то саму Венецию можно счесть львицей, защищающей львенка.

Венецианский рельеф

К тому же, в этом городе церковь и государство слились, совершенно византийским образом. Единственный случай, должен заметить, когда такое слияние обернулось, и очень скоро, выгодой для подданных. Поэтому неудивительно, что, как настоящий светский лев, он здесь в центре внимания, правда, держится при этом вполне по-человечески. На каждом карнизе, почти над каждым входом видишь либо его морду с человеческим выражением, либо человеческую голову с чертами льва» /с.212-213/

Рельеф библиотеки Сан-Марко

Еще о венецианских львах:
http://cicerone2007.livejournal.com/916.html
http://cicerone2007.livejournal.com/28182.html#cutid1

Бродского цитирую по кн.: И.Бродский. Поклониться тени. СПб, 2003.

  • 1
Спасибо! И у меня отношение к Венеции скорректировано Бродским. Во многом. Очень во многом. И до совсем недавнего времени было только это.

Разумеется, постепенно формируются личные симпатии, но правильный чичероне очень помогает!

По отношению к Венеции у меня только жалость. Изумительная красота мне кажется погибающей. Этот чисто туристский изумительный город хорош, мне кажется, только на открытках. Мне кажется, что Венецию нельзя слелать здоровой. Когда я думаю о подгнивающих старых сваях и о том, сколько надо денег на поддержание города в том состоянии, чтобы в нём можно было жить некоторое время, портится настроение.

Венеция "погибает" уже столетия. Действительно, жутковато видеть как во время приливов вода подступает к самым дверям. Но я видела как ведутся работы по укреплению фундаментов в осушенном канале. Т.е. методики восстановительных работ давно опробованы. В том-то и прелесть зимней Венеции, что в это время в ней мало туристов. И если уйти с нескольких туристических троп, то вокруг тебя совершенно живой город.

Спасибо! За закатное солнце и Бродского:)

Вот спасибо. Я как раз перечитываю вечерами беседы Волкова с Бродским. И как раз главу о Венеции. Ваши фотографии - именно то, что я хотела бы сейчас увидеть.

Чудесно! Надо мне теперь поискать книгу, которую Вы читаете)

Бродский: //Просто Венеция - лучшее, что на земле
создано. Если существует некая идея порядка, то Венеция - наиболее естественное, осмысленное к ней приближение. Из возможных вариантов.//

Большое спасибо за книгу. Уже читаю. С удовольствием.

Спасибо большое, очень понравилась такая Венеция.

Тоже хороша. Но здесь кроме Венеции, есть еще и Бродский

Я не понимаю. Ну да! Памятники. Искусство. Венеция - это чья то Родина, истоки, или что? Почему? Для кого? Честно, не понимаю исключительных восторгов по поводу именно Венеции. Почему это кладбище именно предел мечтаний? Мало ли интересных памятников? Есть Рим. Париж. Прага. Бродский в Венеции! Вот писк! Это что, НАШЕ? Мне например, какой-нибудь Торжок дороже в сто раз.

А я про"писк" не поняла.
Вам кто-то запрещает Торжок любить? Вас в Венецию пинками гонят? Не хочется, и не надо туда ехать. Венеции от этого только лучше будет. Главное зло там туристы.

Лучше бы ответили на мои искренние вопросы, если Вы не туристка, а искусствовед. Вы гранд - дама, выбрали для жизни самое лучшее?. Никогда не разговаривала с такими королевами.

Причина раздражения непонятна. На Ваши искренние вопросы я ответила во множестве постов: http://cicerone2007.livejournal.com/tag/Венеция
Если интересно - посмотрите. А кроме меня на эти вопросы отвечали тысячи гораздо более талантливых людей. Прочитайте Хемингуэя, например, - "За рекой в тени деревьев"...
И что плохого в том, что человек стремится к лучшему?

Но Вы ведь дочь советского командира, кажется. У Вас так мало любви к России, что Вы выбрали Венецию. Дочь Брежнева обожала тоже лучшее - бриллианты. Вот наша элита, те, за кем шёл народ, кому подражали и на кого молились советские люди. Вы не видите почему всё рухнуло? Горбачёв виноват. Ага. А Ваш любимый писатель туда же. Бой быков выбрал и пьянку бесконечную. Книги его интересные, для тех, кто ничего не знает и не понимает. Но только он тоже всего лишь писатель, фантазёр.

У Вас прекрасные фото. И так подходят к тексту Бродского. Они друг друга украшают.
А на те последние комменты не обращайте внимания. Они невнятны. Автор их чем-то раздражён. Можете их даже стереть. Легко. Чище будет.
И кто заставляет этих людей читать и смотреть то, что им не нравится?

  • 1
?

Log in

No account? Create an account